nadkin_muzh (nadkin_muzh) wrote,
nadkin_muzh
nadkin_muzh

Categories:

Ёмко и по существу о "ЮЮ":

Оригинал взят у ctakan_divanychв За стол, или к барьеру?
Похоже, наконец-то я дожил до этого светлого времени, когда могу позволить себе с искренним уважением и без доли сарказма рекомендовать своему читателю выступления своих отдельных идейных противников. Перед вами:
Парфентьев Павел Александрович - председатель Межрегиональной общественной организации "За права семьи", член правления СПб РОУ "Клуб "Домашнее образование в Санкт-Петербурге", соучредитель СПб РОУ "Портал "Учимся дома: домашнее образование в России".
Историк, культуролог, юридический практик. Независимый исследователь, консультант по домашнему образованию. Автор книги "Без школы: юридический путеводитель по семейному образованию и экстернату" (Москва, 2011). Основная тема его общественной деятельности - защита института семьи на международном...

http://www.obeschania.ru/persons/pavel-parfentev#ixzz2RyflKMls

Я для начала наиболее пикантное выделю жирным, а потом прокомментирую.


В связи с тем, что в России наметился некий фронт борьбы с Ювенальной Юстицией (ЮЮ, ювеналка), мне кажется уместным спокойно и размеренно разобраться, что же такое ювеналка, как и зачем с ней бороться.

Первый вопрос очень важен. Сейчас Ювенальной Юстицией называют широкий круг проблем и технологий, термин настолько размазан, что каждый понимает под ним свое. Мы не видим своего врага в лицо, поэтому оставляем себе право бороться против любого, кто нам не понравился. Подход, мягко говоря, не эффективный.

Так же важно понимать, кто враг, а кто просто союзник. Отличие союзника врага от самого врага в том, что его можно переманить на свою сторону. Иногда в этом залог победы. И уж совсем глупо отдавать врагу своих союзников. Вот вопрос: Учителя нам союзники? Наши дети нам союзники? Врачи нам союзники? Работник опеки, в конце концов, могут стать нашими союзниками? Депутаты, министры, эксперты? А кто тогда враг?

У сложных проблем не бывает простых решений. Элементы ЮЮ вводились для решения каких-то задач и проблем. Актуальны ли эти проблемы? Если они актуальны, но мы не хотим их решать с помощью ЮЮ, то как их решать?

Предлагаю рассмотреть разные варианты объяснения термина Ювенальная юстиция.

Первый, и по справедливости самый верный, - это отдельное судопроизводство для НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ преступников. Вопрос не праздный. Сейчас малолетних преступников судят по взрослым законам, что порождает два варианта дальнейшего развития событий. Либо его прощают по причине малолетства, и тогда он чувствует безнаказанность, идет в разнос и, в итоге, кончает в тюрьме, выйдя из которой, уже как матерый преступник-рецидивист, возвращаются туда же. Либо его сажают в тюрьму, осуждая как взрослого, из которой он выходит как матерый рецидивист... Для таких случаев вполне уместно отдельное судопроизводство, учитывающее психологию детей. Главное - совместить гуманность и правосудие, а также оградить ЮЮ ТОЛЬКО работой с малолетними преступниками. Однако опасной тенденцией такого развития ЮЮ является желание а) вменить этому ведомству обязанности профилактики преступлений, б) сделать его самостоятельным не подотчетным ведомством.

Стоит отметить, что этот самый справедливый вариант объяснения ЮЮ наименее всего используется в полемике, и менее всего близок к реализации.

Еще один вариант использования ЮЮ вытекает из насущных проблем во взаимоотношениях родителей. К сожалению, сейчас практически нет дел, где опека незаконно отбирает детей, а вместо этого идут страшные семейные разборки с привлечением опеки. Например, семья развелась, ребенок остался с мамой. Потом папа узнает, что мама на сына отписала квартиру, начинает через опеку забирать себе ребенка, чтобы получить доступ к его квартире. Или еще дикий, но реальный случай: женщина удочерила девочку. Потом ее (женщину) сажают по экономической статье (подставили). На время, пока они сидела, ребенка под опеку передали ее сестре. Женщина через пол срока доказала свою невиновность и вышла на свободу, но сестра ей ребенка не отдает (потому что за опеку платят деньги), при этом постоянно врет девочке, что мама ее бросила, и вообще это не ее мама. Эти две сестры при мне дрались на улице на глазах у девочки, а та уже просто в истеричных конвульсиях билась головой об машину. Кто будет решать такие дела? У нас практически нет специалистов в этой области. Все семейные адвокаты умеют только делить имущество. Кто будет учить опеку правильно вести себя с детьми и родителями? Кто будет осуществлять медиацию между родителями? С кем будет оставаться ребенок на время активной фазы спора?

К слову сказать, похожие проблемы стали основанием для развития позитивной, я подчеркиваю, позитивной идеи соцпатроната. Вот пример: мама, папа погибли. Ребенок остается с бабушкой. Бабушка больной малоимущий пенсионер. Одна с ребенком явно не справляется. Родственников нет. Как, не забирая ребенка из семьи, помочь ей, используя официальные источники (чиновников)?

Стоит отметить, что нигде на западе термин "ювенальная юстиция" не используется для обозначения вмешательства в семью в целях "защиты детей". Кстати, как и у нас в этом качестве он, более или менее, используется только противниками ЮЮ, не считая пары раз с другой стороны. Термин "ювенальная юстиция" везде на западе обозначает "восстановительное" правосудие в отношении несовершеннолетних преступников. Для обозначения "защиты детей" используется термин "защита детей" (child protection), иногда - "ювенальные технологии" - как более широкий термин, охватывающий все социальные и правовые технологии работы с детьми, "нуждающимися в государственной помощи". В этом смысле, когда наши депутаты недоумевают, почему на круглых столах по защите детей протестуют против ЮЮ - они формально совершенно правы. Термин в таком смысле реально неточен, и нередко используется просто как раскрученный протестный бренд, понятный определенной аудитории.

Если брать ЮЮ в том самом страшном смысле, против которого мы боремся, то там все не так уж очевидно. Против чего мы боремся? Правильный ответ, я думаю: против неоправданного вмешательства государства в дела семьи. Такое объяснение требует дискуссии о том, что такое оправданное вмешательство, и что такое вмешательcтво. Это хорошая тема для разговора, но не для нашего.

Но на самом деле истинная задача нашей борьбы мало кому понятна. Ее попросту не сознают в таком ключе. Попытаюсь пояснить. Представьте, что Вы живете в теплых краях, где никогда не было зимы. Но вот кто-то знает, что скоро наступит зима. Или даже не знает, а сам все делает так, чтобы в этих краях наступила зима. Зная о зиме, он готовит валенки. Но вот именно сейчас зимы нет, а Вы видите, что он готовит валенки. И вот Вы начинаете бороться против валенок. На самом деле нужно бороться с наступающей зимой, а уж если не получается, то готовить хорошие зимние сапоги, а не дырявые валенки.

Так и с ЮЮ. ЮЮ будет очень полезной и реально нужной штукой в будущем, когда будет полное падение нравов, распущенность; семья будет разрушена и оболгана, образование развалено и дискредитировано . Полулюди, которые будут появляться от этой системе, более будут походить на полуживотных. И вот в этом инкубаторе-паноптикуме без ювеналки никак. Это как полиция нам сейчас нужна, чтобы спастись от преступников, хотя на самом деле нормальному обществу она не нужна, мне лично не нужна, она меня напрягает и унижает порой. Так и ювеналка нужна будет для удержания и воспитания "детей" и "семей" хоть в каких-то рамках. Тот, кто продвигает такую ювеналку, либо прогнозирует такое развитие событий, либо сам создает условия для наступления такого будущего. В обоих случаях есть один выход - заниматься спасением общества, семьи, образования. Нам нужна не война С ювеналкой, а война ЗА семью. Точнее даже не война, а созидаетьлный мир. Классная работа - заниматься миром. Нужно продвигать образовательные проекты, системы взаимопомощи, осознанное родительство, юридический ликбез и т.п.

Есть еще один нюанс. Конечно, можно кричать по углам, что ЮЮ - это плохо. Наверно, это нужно. Возможно, это очень важная задача. Но не все должны ею заниматься. Нужно еще и общаться с "ювеналами", чтобы они стали на нашу сторону. И скажу Вам - это у нас получается. Очень многие люди по незнанию или по непониманию продвигают ювеналку, но когда их "обучаешь" и информируешь, они становятся под наши знамена, или как минимум начинают использовать нашу риторику. Мизулина теперь везде говорит о приоритетах прав семьи, а не прав ребенка. Миронов просто взял на вооружения наш термин "просемейная политика". Даже Астахов изменил полемику в нужную сторону. Такая работа эффективнее откровенного противостояния.

Правильно выбирайте врагов!

И вот, уважаемый Павел Александрович, сразу вопрос о врагах. По какому признаку их определять? В моём понимании мой враг, это враг моего отечества, моего народа. А тут разные точки зрения. И, как же нам быть? Не лучше ли, отложить поиски врага до его действительного появления? А, пока, сесть за стол и попытаться обсудить реально наболевшие и очень необходимые, ждущие решения вопросы уже сейчас, а уж в будущем и вовсе ответы будем собирать по улицам. Время есть для подготовки к зиме. А в том, что она придёт, можете не сомневаться. Не напомните, сколько лет назад начали борьбу с джазом? С рок-н-роллом? Да и, простите, с Церковью! И, да! Если мы не хотим эти проблемы решать с помощью ЮЮ, давайте решим, как мы собираемся с ними справляться? Вот только не надо мифический "советский опыт". Не было никакого опыта! Была социалка. Была всеобщая занятость. Были люди на зарплате занимающиеся с детьми. Всё это было, и это прекрасно. Но, были трудные семьи. Были трудные дети. Были те, кому кружки, общественная активность были по барабану. Были семьи живущие за закрытыми дверями. Были, просто, поротые дети! И, была обычная высокая детская преступность. Или, Вы попробуете настаивать на определении критерия высокости детской преступности?
Что означает опасность вменить этому ведомству обязанности профилактики преступлений? А, какое ведомство должно заниматься профилактикой их, коль не именно занимающееся детьми и детской преступностью?
Что означает опасность сделать его самостоятельным не подотчетным ведомством? Не подотчётным кому? Президенту? Прокуратуре, в соответствии с законом? Суду? Обществу? Любопытной общественности?

"К сожалению, сейчас практически нет дел, где опека незаконно отбирает детей..."
Интересная сентенция? А, по мне, так к счастью! Поскольку, это свидетельствует лишь о том, что в органах опеки у нас в основном работают нормальные люди. Не торговцы детьми на органы! Не поставщики сладкого товара педофилам! А нормальные наши люди! И они, как профессионалы, безусловно знают о необходимости введения этих законов, именно зная об этом на переднем крае борьбы за наших же детей. И они же прекрасно знают, что соцпатронат семье нужен, даже на период развода, коль уж такой случился. Поскольку самое главное при этом избежать родительских манипуляций и спекуляций детьми. Не говоря уже о случаях физического или сексуального насилия над детьми. Коих случаев немало в отличие от мизерного числа фактов беспредельного поведения органов опеки!
И, что за счастье, когда "Мизулина теперь везде говорит о приоритетах прав семьи, а не прав ребенка." Боюсь, данная дама, безусловно немало и плодотворно потрудившаяся на ниве законотворчества, уже забыла о существовании обязательной юридической процедуры. О том, что даже, самые расприоритетные детские права, вернее их нарушение, должен для начала доказать обыкновенный суд. И не важны никакие приоритеты, если не доказано нарушение этих прав. Равно, как без разницы отсутствие приоритетов прав, не играет роли, при наличии доказательств их нарушения.
Что до использования раскрученной страшилки ЮЮ всевозможными политическими проходимцами, похоже, и Вы склоняетесь к недопустимости данного явления, именно к сожалению, получившего самое широкое распространение в последнее время в России...
Согласен, определять понятие вмешательста в семью, как оправданного, и его границы, необходимо отдельно. Но, для начала надо прийти к, простите, пониманию самой необходимости данного вмешательства. Но, именно протесты ваших сторонников этому препятствуют.
О борьбе с наступающей зимой я, кажется, уже высказался. Дело не в разврате. Дело не в падении нравов. Общество в период столь стремительного рывка в своём потреблении не сможет оставаться на месте в движении морали. Да, это плохо! Но, это надо понять заранее. И, вводить упреждающие меры в виде ЮЮ, в виде соцпатроната, в виде общественного контроля за содержанием сирот находящихся на попечении государства (самый непонятный для меня пункт протеста!). Упреждающе работать с семьёй. Над укреплением духовных скрепов общества. Но, согласитесь, ремень, шнур от ДВД, насилие над ребёнком, вообще, - слишком уж зыбкий скреп. Боюсь, что и не скреп вовсе. А, бумеранг! Который вернётся обществу от тех же детей, которых на этом и вырастили. Вы же православный человек. Бог, есть любовь! Так возможно ли допустить, чтобы ребёнок в детстве своём беззащитном мог , хотя бы раз, усомниться в любви родителей к себе? Чем такое оправдать? А, ведь, простите, дети долго всепрощающи. Очень долго! И, добиться нелюбви своего ребёнка, это нужен особый талант!
И, подытожу. Бороться надо не с тксть врагами, переводя их на свою риторику. Бороться необходимо с глупостью и мракобесием. Даже, внутри себя. И искать рациональные для нас формы борьбы с грядущей зимой. Хотя бы, наиболее приемлемые. И, если без взаимной вражды, непонятно для чего разжигаемой, то и в процессе применения этих форм сумеем их улучшать и совершенствовать.


Tags: антиЮЮ-истерия, мужик!, ответ по существу
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments