September 19th, 2013

В.Путин: "Как они низко пали! Это просто ужас какой-то!"



Еще один серьезный вызов российской идентичности связан с событиями, которые происходят в мире. Здесь есть и внешнеполитические, и моральные аспекты. Мы видим, как многие евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации. Отрицаются нравственные начала и любая традиционная идентичность: национальная, культурная, религиозная или даже половая. Проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнерство, веру в бога или веру в сатану. Эксцессы политкорректности доходят до того, что всерьез говорится о регистрации партий, ставящих своей целью пропаганду педофилии. Люди во многих европейских странах стыдятся и боятся говорить о своей религиозной принадлежности. Праздники отменяют даже или называют их как-то по-другому, стыдливо пряча саму суть этого праздника – нравственную основу этих праздников. И эту модель пытаются агрессивно навязывать всем, всему миру. Убежден, это прямой путь к деградации и примитивизации, глубокому демографическому и нравственному кризису.

Нет, если бы это сказал какой-нибудь протоиерей или Кургинян или, прости хоспади, госпожа Ирина Бергсет - то нет вопросов!
Но!!!





Или это был другой актёр???
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Полезно время от времени перечитывать

когда вдруг этак нахлынет волна толерастии и всепрощенчества:

Стараясь не спешить, я сел в машину, завел и медленно тронулся с места.
Стал плавно набирать скорость, все больше и больше. Вперед я практически не
смотрел, дорога пустая, только в заднее зеркало, не встает ли кто от костра
к пулемету и все время наращивал и наращивал скорость. Несколько километров
разделяющие посты Чечни и Осетии я пролетел мгновенно, как мне показалось,
хотя это были одновременно самые долгие секунды в моей жизни. Когда я
оторвал взгляд от зеркала, то увидел впереди осетинский пост, бетонные блоки
поперек дороги, на обочинах ежи и поперечные нашлепки на асфальте. Сразу
начал тормозить, но скорость была огромной и влетел на эти нашлепки на
весьма приличной скорости. Еще метров двадцать - тридцать я чувствовал себя
как на гигантском вибростенде, только с трудом удерживая руль. Наконец
машина в последний раз ударилась и заглохла. Приехал... От поста ко мне уже
бежала цепочка людей в милицейской форме, на ходу передергивая затворы
автоматов. Я поспешил выйти и сразу поднял руки. Старший из них, осетин,
посмотрел на мои номера, потом на лицо и сказал не то с вопросом, не то
утвердительно.
- Русский? Из Чечни?
Мне оставалось только кивнуть головой. Автоматы опустились.
- Помощь нужна?
- Нет. Хочу только осмотреть машину, ей здорово досталось.
Осетин заулыбался.
- Штраф за превышение я тебе выписывать не собираюсь, хотя несся ты как
на гонках. Страшно было?
Я неопределенно пожал плечами, не могу же я признаться что было очень
страшно.
- Ничего, теперь не волнуйся, езжай спокойно. Все в порядке, ты не
первый оттуда.

Мне протянули сигарету и только теперь я заметил что у меня сильно
дрожат руки. Покурил, отдышался, заглянул с разных сторон под днище,
подергал железки и тяги до которых мог дотянуться. Вроде ничего не
оторвалось. Крепкие же у нас машины делают! Попробовал завести. Завелась,
правда не с первого раза, а со второго. Послушал внимательно, звук чистый.
Вспомнил, полез во внутренний карман за документами, вытащил. Осетин опять
заулыбался.
- Не надо! С тобой и так все ясно. Обратно не собираешься?
- Машину отгоню и вернусь. Там жена.
Он участливо покачал головой.
- Да... Ну тебе виднее. Удачи!
- Спасибо.


Просто приступ толерастии и поиска хорошего и человечного там, где его никогда не было, надо пережить. Например, путём чтения вот этого.